Блоги

Воспоминания необразумившегося молодого юриста (Юридическо–публицистический онлайн–роман)

Подражание Бегбедеру

Глава 2. Что делать?

Вместо предисловия:

Лектор по юридической деонтологии, внешне похожий на Андрея Молочного – резидента Comedy Club Украина, если бы того держали на бухенвальдской диете, осмотрел аудиторию и попросил:

 – Поднимите руки те, кто решил стать юристом, потому что Вам понравилось, как в фильмах адвокаты выступают на заседаниях в суде.

Если память мне не наставила рога, то руку подняли около двух третей присутствующих: в воздухе мелькнули белокожие и загорелые, тонкие и пухлые, с накрашенными ногтями и с реками выступающих вен, ухоженные и с обгрызенными пальцами, с родинками и шрамами. И волосатые (как гласит легенда, волосатые руки у девушек – это к счастью их обладательниц).

 – Ну что же, – продолжил лектор, – мне Вас искренне жаль. Процентов 90 работы юриста заключается в письменной работе, в поиске и составлении соответствующих документов.

Поиск, поиск, поиск… На голубом экране юристы упражняются в красноречии и «выпендриваются» перед окружающими, щеголяя в костюмах. Но это только одна сторона медали.

Юрист обречен вечно искать: большинство времени своей осознанной юридической жизни он пребывает «в активном поиске». И, к сожалению, это не только поиск ночного клуба для празднования Дня юриста.

Юристы ищут до такой тошноты, что даже Dj Exotique со своим «Pop Americano» не способен так утомить.

В жизни все прозаично и скучно. Даже скучнее, чем в экранизациях произведений Джона Гришэма. Или на балете с девушкой, на которую вам наплевать. Или ей на вас наплевать.

Специфика работы заставляет проводить множество и множество часов, сгорбившись над компьютерами, ноутбуками и макбуками, над пособиями, нормативно-правовыми актами и прочими документами, закрывшись в золотых клетках под названием «Офис», «Контора» и т.п. И когда представители других профессий после работы идут в оперу, то юристы уже там (но только я имею в виду браузер, и с работы они никуда не уходили) или с ним (то бишь, с «опером»).

И если мои потуги на роман когда-нибудь экранизируют, то я бы хотел, что бы «эпизод с поиском» выглядел так (кадры сопровождает песня Eye of The Tiger, разумеется, как у Слая):

Молодой необразумившийся юрист с уставшим видом сидит на компьютерном стуле за столом перед раскрытым ноутбуком в плохо освещенной комнате и нажимает на клавиши клавиатуры. Стол завален бумагами. Смена кадра. Съемка крупным планом принтера из пасти которого вылезает бумага. Смена кадра. Юрист сидит за ноутбуком в плохо освещенной комнате и нажимает на клавиши клавиатуры (съемка с другого ракурса). Смена кадра. Съемка крупным планом распечатывающего документы принтера (с другого ракурса). Смена кадра. Съемка крупным планом под углом раскрытой книги в мягкой желто-синей обложке: по странице движется карандаш, подчеркивая текст. Смена кадра. Съемка крупным планом компьютерного грызуна и указательного пальца, прокручивающего колесико (отъезд камеры). Смена кадра. Камера сфокусирована на находящейся на переднем плане чашке, из которой валит пар. На заднем плане виден размытый профиль грызущего ручку юриста. Смена плана. Камера фокусируется на юристе: его взгляд отсутствующий. Смена кадра. Юрист сидит в том же помещении и, попивая что-то из чашки, читает распечатанные документы. Камера делает оборот вокруг него, и мы видим, что в руках он держит Постановление Пленума Верховного Суда Украины (судя по заголовку). Смена кадра. Юрист сидит за ноутбуком в плохо освещенной комнате и нажимает на клавиши клавиатуры (съемка с другого ракурса). Смена кадра. Принтер блюет бумагой (съемка с другого ракурса. Смена кадра. Юрист печатает текст (съемка с другого ракурса). Смена кадра. Принтер распечатывает документы. Смена кадра Цейтраферная съемка вида из окна: вечер сменяется рассветом. Лучи утреннего солнца пробиваются сквозь стекло (отъезд камеры). Юрист находится в объятиях Морфея. Перед ним лежат документы и стоит чашка. В полудреме он задевает рукой чашку: темная жидкость проливается на клавиатуру и документы. Юрист начинает материться. Черный экран.

Юристы, как и журналисты, не хотят быть одинокими в своих рассуждениях (им надо подтверждение, что они не ошибаются и кто-то думает точно так же или в том же направлении), поэтому они прислушиваются к мнению и советам своих коллег, ориентируются на них: начиная с давно съеденного червями и богатого на фантазию на имена для своих детей, словно персонаж «Самого лучшего фильма», Плевако и заканчивая «секретуткой» из суда в провинции где-нибудь на Житомирщине, например. Хотя секретарь в суде, такой же юрист, как и пингвин – птица: крылья есть, но всё равно не летает.

Журналисты ссылаются друг на друга.

Кожен з ресурсів посилається на інший інформаційний ресурс і тоді виходить «картинка» типу: «Як повідомив Сайт-1, українські сайти будуть блокуватись». Переходимо на сайт-1 – читаємо: «Як повідомив Сайт-2, українські сайти все ж таки будуть блокуватись.

Так же и юристы. На Закон, например, ссылаются. Или на решение суда. Или ссылаются в ГУЛАГ. А, нет, последнее устарело. Наверное.

Пока Вы «листаете» ленту новостей Вконакте, в Фейсбуке, Твиттере (мои милые хипстеры) или Google+ (отзовитесь, пожалуйста: мне интересно, кто листает ленту новостей в Google+) или, не дай Бог, в Одноклассниках, юристы Украины «шляются», в частности, на сайте ЕГРСРУ и тому подобных.

Аббревиатура «ЕГРСРУ» расшифровывается как «Единый государственный реестр судебных решений Украины». Возможно, в детстве Вас часто роняли и из названия Вы всё-таки не поняли, что это, то объясню проще: это база судебных решений. Если человек более-менее может толково пользоваться этой базой, то всё! – можете считать его долбаным служителем Фемиды.

Решение суда в романо-германской правовой семье (к коим относятся и правовые системы постсоветских государств)  – не источник права. Это только в США или в стране мистера Бина и Muse судья может сказать: I am… THE LAW! Судебный прецедент за океаном и на туманном Альбионе имеет вес.

Тем не менее, нельзя не признать, что предыдущие судебные решения по факту влияют на последующие (особенно если они были приняты вышестоящим судом).

Надо смириться с тем фактом, что всё уже было придумано до тебя. Что-то – еще до нашей эры. Древние римляне не только получали люлей от Астерикса и Обеликса и распяли Сергея Безрукова, но и придумали законы (по мотивам которых написал свои законы Человек-слоеный торт, а потом – и мы уже постарались сделать ремикс на его Кодекс). Всё уже было придумано давным-давно, все ситуации уже прожиты и ответы на вопросы найдены. Так зачем изобретать велосипед, если твоя проблема уже имела место в этом мире еще задолго до того, как твой прапрадед в первый раз лапал твою прапрабабушку за коленки? Или 3 года назад? Или 2 месяца? Поэтому, почему бы не использовать решение проблемы (а в данном случае – решение суда) в аналогичных ситуациях?

Не покусывает ли меня совесть за то, что рассказываю непосвященным об этом сайте? Чувствую ли я себя Мазепой перед своими коллегами-Петрами Первыми (по версии российских учебников по истории), когда открываю сейчас простым смертным тайну (хотя какая это тайна?) о существовании этого интернет-кладезя практической юридической мысли? Отнюдь. Ведь простые смертные не знают, как правильно задавать вопросы, чтобы получать нужные ответы.

«Поймал как-то Чапаев золотую рыбку и загадал ей три желания:

 – Хочу – говорит, – стать сильным, как Илья Муромец, хочу коня, как у Добрыни Никитича, а член, чтобы у меня был, как у коня Алеши Поповича!

 – Ладно, – отвечает рыбка, – ложись спать, а утром всё исполнится.

Утром просыпается Василий Иванович и зовет Петьку.

Петька заходит, и с порога:

 – Ну и богатырь же ты стал, Василий Иванович!

 – Это еще что, ты в окно погляди!

Петька смотрит в окно:

 – Ух ты, какой конь – красавец!

Василий Иванович откидывает одеяло и с гордостью:

 – Это все ерунда, ты сюда глянь!

 – Ну у тебя, Василий Иванович, влагалище какое здоровенное!

(Детсадовский анекдот об особенностях строения половых органов комдива 25-й стрелковой дивизии)

Конечно, на самом деле анекдот заканчивается нецензурным словом, но это не важно. Посыл в том, что люди сами не знают, чего хотят, ведутся на внешние атрибуты. Они не готовы к встрече с золотыми селедками и прочими Хоттабычами из антикварной стеклотары, потому что не смогут адекватно объяснить и разъяснить свои желания.

Пожалуй, не мешало бы при себе носить листок с тремя мотивированными желаниями, чтобы знать, что загадывать в случае встречи с какой-нибудь феей.

«Телесудья» Ирина Калинская советует, что для того, чтобы понять, чего человек хочет, нужно на несколько часов отключить телефон, включить любимую спокойную музыку в наушники и прогуляться по природе. При этом записывать любые желания, которые будут приходить в голову, не анализируя. А вечером принять ванну со свечами и тоже записывать мысли, не задумываясь о будущем и о мнении окружающих. А перед сном прочитать и решить: то место, занятие и люди, которые рядом с Вами – помогут ли Вам реализовать в жизни эти желания или нет?

Если нет конкретики, то в поисках не помогут ни «единица со ста нулями», ни «еще один индексатор» [продакт-плейсмент поисковых систем]. То же касается и базы судебных решений: подбери нужные слова в строке поиска, нажми на кнопку – получишь результат, и твоя мечта осуществится.

Я иногда развлекаюсь довольно странным способом: ввожу в строке поиска всякие глупости вроде «Фредди Крюгер», «Гарри Поттер» или «Адольф Гитлер». И база по запросу предоставляет решения, в которых фигурируют эти персонажи.

Наверное, Вы могли подумать: вводишь в строке поиска фамилию своего соседа/тещи/любовницы и смотришь, в каких они там процессах участвовали. Увы, но нет: в решениях все ФИО убраны и заменены на «Особа_1», «Особа_2» и т.п.. То же касается и адресов: «Адреса_1», «Адреса_2» и т.п. (Один раз мне удалось найти решение, в котором адрес был указан – улица имени «Особа_3»). Полный доступ есть только у судей.

Решения помещаются на сайт с 2006 года: поэтому посмотреть приговор, вынесенный тому самому проффесору-шапкокраду, не получится.

Да и вообще вносится в базу далеко не всё.

Но найти практически любое решение вполне возможно. Помимо Реестра есть и другие базы: и в некоторых, тем самым, нарушая статью 7 Закона Украины «О доступе к судебным решениям» (а именно из-за нее на сайте ЕГРСРУ взамен, например, «Родион Раскольников» и «Алена Ивановна» имеем «Особа_1» и «Особа_2»), находятся решения с фамилиями и именами (благо, без адресов).

Когда юрист пафосно заявляет клиенту (или пишет в своей научной публикации): «Я проанализировал судебную практику по этому вопросу», то это не значит, что он неделю от рассвета до заката провел в судах (ага, выпрашивал решения в канцеляриях за шоколадки секретаршам). Нет, скорей всего он «втыкал» на сайте ЕГРСРУ. Более того, я уверен, что он туда и не заходил: за него судебную практику анализировал «подмастерье» – стажирующийся студент(ка) юрфака…

Чем же является моя статья в контексте Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах»? «Сообщением о новостях дня или текущих событиях, имеющим характер обычной пресс-информации»? Как мне разузнать? Что делать? Журналист Чернышевский, адвокат Ленин, а теперь и я, задавались этим вопросом. Так как сам Закон этого не пояснял, то я не придумал ничего умнее, чем проанализировать судебную практику по этому вопросу. Я не сомневался, что найду зацепку.

– И еще вопрос «Кто виноват?», – подсказывает Герцен.

По запросу «що мають характер звичайної прес-інформації», сайт выдал 5 решений.

Я читал с азартом подростка, впервые открывшего американскую версию журнала Playboy.

 

© Сергей Качечка

Comments are closed.