Аналітика Блоги Інтелектуальна власність

Проблемы правового регулирования интернет-деятельности

До сих пор точатся дискуссии по поводу того, являются ли виртуальные объекты имуществом. Учитывая международную практику, можно с уверенностью утверждать, что ряд таких государств, как Южная Корея, Китай, Тайвань уже изрядно поработали над данным вопросом и заложили правовой фундамент для всех последующих трудов в этом направлении. Скорее всего, данная ситуация связана с тем, что указанные страны на пару шагов впереди в плане технологического развития и виртуализации общества. Здоровая конкуренция – всегда хороша, и её наличие свидетельствует о том, что есть к чему стремиться. Еще в далеком 2001-м году Министерство Юстиции Тайваня своим постановлением признало, что виртуальные объекты являются имуществом, которое может быть отчуждено и/или передано кому-либо. Действия, которые предпринимаются относительно вышеупомянутых объектов, стоит расценивать как совершенные с обычной собственностью.

Причин для такого решения было несколько. Во-первых, это было сделано для того, чтобы правильно квалифицировать преступления, совершенные в сфере виртуальной собственности и предусмотреть наказание за незаконные действия (на протяжении года в Тайване совершалось более 10000 киберпреступлений). Во-вторых, чтобы унифицировать понимание правовой природы происхождения виртуальных объектов. И, наконец, для того, чтобы регламентировать на государственном уровне обиход этих объектов. Проанализировав данные причины, необходимо заметить, что в скором будущем нас также ожидает подобное развитие событий.

Немного отойдем от виртуального имущества как объекта правоотношений и поговорим о возможном ущербе, который причиняется в виртуальном мире и о конфликтах, которые в нем возникают. Все мы знаем, что время от времени появляются разногласия между правообладателем и пользователем ресурсов и зачастую эти разногласия перерастают в серьёзные конфликты. По этому поводу есть несколько громких судебных разбирательств (например, Peter Ludlow vs. Electronic Arts, Bragg vs. Linden Lab). Приведенные решения выбраны не просто так, они определенно взаимосвязаны. В двух спорах фигурируют сервисы с виртуальными мирами, но сами ситуации принципиально отличаются. В деле Peter Ludlow vs. Electronic Arts статьи Питера Ладлоу были признаны аморальными и именно из-за этого его исключили из виртуального сообщества. После этого он со своими журналистскими расследованиями успешно перебрался в другой виртуальный мир под названием «Second life», который фигурирует во второй ситуации.  В деле Bragg vs. Linden Lab Марка Брагга лишили права собственности на виртуальную землю, стоимость которой варьировалась от 4000 до 6000$. Администрация игры выявила в действиях Брагга злоупотребление механикой игры, что и послужило причиной для конфликта. В связи с тем, что он незаконным путем приобрел один участок виртуальной земли, его аккаунт был заблокирован, а все принадлежащие участки распроданы на аукционе по цене, гораздо ниже рыночной. В процессе рассмотрения этого дела были также затронуты такие юридические аспекты, как право создателя и право пользователя на объект. Именно здесь пересекаются право интеллектуальной и виртуальной собственности, но об этом мы поговорим в следующий раз.

Внимание стоит уделить также и гигантским социальным сетям. Рассмотрим ситуацию с собственником страницы, на которую подписаны пару миллионов людей.  Хозяину страницы ограничивают доступ к ресурсу, а причиной для такого ограничения могло стать несоблюдение условий пользования сайтом. Есть ли здесь место для упущенной выгоды и других убытков, связанных с этим разбирательством? Кроме того, существуют тысячи примеров, когда ссоры и стычки возникают у пользователей между собой, просто такие дела не набирают широкой огласки. Например, user передает индивидуальные предметы экипировки своему виртуальному товарищу во временное пользование и не получает их обратно вовремя или вовсе, либо банальное возникновение словесного конфликта в процессе игры.

В этом контексте очень актуально говорить не только о материальном ущербе, но и о моральном. С компенсацией первого не должно возникнуть проблем. Конечно же, если не брать во внимание позицию украинских судов, где они отталкиваются от того, что предмет договора необходимо идентифицировать, а признаки материального мира – распознавать, и только в этом случае предмет договора может быть объектом судебной защиты. Если говорить о моральном ущербе, то для начала нужно выяснить как его понимает государство. Исходя из постановления Верховного Суда Украины от 31.03.95 года № 4, моральный вред может заключатся: в унижении чести, достоинства или моральных переживаниях в связи с повреждением здоровья или нарушения права собственности. А теперь стоит задать вопрос, страдают ли люди в реальном мире из-за того, что с ними происходит в мире виртуальном? И может ли здесь идти речь о моральном вреде? В странах, где киберспорт (e-sport) стал национальным достоянием, думают, что может. Там это подкрепляется законодательными актами и правилами поведения в виртуальной среде. Кроме того, создаются возрастные категории, несоблюдение которых влечет за собой ответственность.

Теперь вернемся к отечественным реалиям. Единственным призрачным механизмом защиты своих прав в интернете может стать суд. Вопрос заключается в том, как правильно отстоять свою позицию. Не думаю, что сложно будет прикрепить к иску распечатанный screenshot с экрана. А вот объяснить, что пользователь под ником «VOVAN77» – это вы, а некий «kotya2» вас оскорбил или обманул, может стать проблемой. Если вы используете сервера цифровой дистрибуции (Steam, Origin, GameTap или UPLAY), то можно выяснить, кто ваш обидчик через регистрационные данные: ФИО, электронная почта, платежные реквизиты (если такие вводились). Однако, для этого необходимо будет сделать запрос на сервер, где хранится вся эта информация. Это тоже может быть не совсем результативно, поскольку такие запросы зачастую игнорируются администрацией.

Отдельно хотел бы обсудить крылатую фразу высокопоставленного украинского чиновника, в которой он собирался вычислять людей по IP. Действительно такая возможность есть, но проблема заключается в том, что мы часто заходим в Интернет с динамического IP, к тому же браузер Tor и службу VPN никто не отменял, да и многопользовательские игры уже не те что раньше, где IP-адрес всех пользователей можно было посмотреть, прописав простую консольную команду. Поэтому в случае подачи такого или подобного искового заявления в суд необходимо учесть множество нюансов.

Где-то уже начали продавать виртуальную собственность и зарабатывать на этом баснословные суммы. Мы пока что раздумываем над тем, как относится к виртуальным объектам, и каждый раз неохотно говорим, что еще не время урегулировать этот вопрос. В глазах представителей государства онлайн-игры – это забавы для школьников, а виртуальность – утеха для неимущих. Хотя, на самом деле, по ту сторону экрана совершаются миллионные сделки, предметом которых является виртуальная собственность, а результатом – абсолютно не виртуальные деньги. Время идет, отношения в виртуальном мире приобретают дополнительную ценность, а вопросы о компенсации ущерба, причиненного в киберпространстве и процесс аргументирования своей позиции в украинских судах, остаются открытыми.

 

Дмитрий Гузь, партнер lexnet.io

Comments are closed.